Лучший из лучших

Голосование

Работа года
 

Полезные ссылки

Инструмент из Германии
Баннер
Баннер
made in Germany
Ошибка
  • Ошибка при загрузке канала данных.
2 Сизиф 2008

Антон Ананьев

ЗЛОЙ ГЕНИЙ

Человеческий гений–понятие многогранное. Пожалуй, можно определить гениальность как способность отдельной личности к неким неординарным действиям или умозаключениям, которые совершенно недоступны для основной человеческой массы. Разновидностей гениальности как минимум столько же, сколько и форм активности у человечества как биологического вида. Она может проявляться и с регулярностью проявляется в таких с виду далеких друг от друга сферах, как наука и религия, спорт и политика. Проявляется она, разумеется, и в искусстве. И даже в такой локальной разновидности последнего, как мелкая камнерезная пластика, свой гений тоже есть…

Догадаться, кто является этим гением, я думаю, не сложно. Единственный и несомненный гений, имеющий непосредственное отношение к обработке твердого цветного камня,–это Карл Густавович Фаберже. По крайней мере, все основания считаться таковым у этого выдающегося человека есть. Заслуги Фаберже перед камнерезным искусством не просто велики. До определенной степени это самое искусство, в том виде, в каком оно пребывало последние сто с небольшим лет, является, бесспорно, его детищем. Из неоформленной массы наработок в этой области, возникших в различных частях света и носивших выраженный аутентичный характер, свойственный любому «народному» искусству, он вычленил и довел до логического конца важнейшие элементы, на основе которых и сформировал жизнеспособные жанры камнерезного искусства. В большей или меньшей степени органично слив их в симбиозе с ювелирной составляющей, он поставил новоявленную разновидность ДПИ на твердую материальную почву.

Конечно, у всех созданных Фаберже жанров камнерезного искусства—флористики, анималистики, «блокированной миниатюры» и т.д.—были на тот момент свои прототипы, с которыми он, несомненно, был знаком. Однако все эти прототипы имели довольно невнятную, во многом случайную, форму и, осмелюсь предположить, без гениальной прозорливости петербургского ювелира пребывали бы в ней еще очень долгое время. В кратчайший срок, за десять-пятнадцать лет, он довел каждый из этих жанров до абсолюта, не претерпевшего, по большому счету, практически никаких изменений до сегодняшнего дня. Думаю, очевидно, что кардинально новых направлений в камнерезном искусстве со времен Фаберже так и не возникло.

Из сказанного выше отнюдь не вытекает, разумеется, что Карл Густавович с карандашом в руке лично разрабатывал эскизы изделий, ставших в дальнейшем жанрообразующими эталонами в том или ином направлении камнерезного искусства. Однако он был прирожденным организатором и сумел привлечь к сотрудничеству именно тех одаренных специалистов, которые и проделали всю эту кропотливую работу под его руководством. А умение грамотно подобрать кадры—залог успешной работы любого производственного предприятия. Имена таких выдающихся мастеров, как Михаил Перхин, Петр Дербышев или Хенрик Вигстрем, числившихся в штате сотрудников фирмы, убедительно доказывают, что Фаберже таким умением обладал.

КАРЛ ФАБЕРЖЕ

КАРЛ ФАБЕРЖЕ
Петер Карл Фаберже родился 30 мая 1846 года в Санкт-Петербурге. Его отец, Густав Фаберже, был владельцем скромной ювелирной мастерской, которой обзавелся еще до рождения сына, в 1841 году. Обнаружив у юного Карла художественные способности, отец отправляет его в Европу–осваивать премудрости ювелирного мастерства в лучших мастерских Флоренции, Парижа и Франкфурта-на-Майне. По возвращении Карл принимает деятельное участие в семейном предприятии, а затем сменяет своего отца на посту руководителя фирмы.
В 1882 году на Всероссийской художественно-промышленной выставке продукция фирмы награждается золотой медалью и Карл Фаберже получает первые заказы Императорского двора. С этого момента начинается стремительный взлет к вершинам славы. Апофеозом успеха становится получение в 1900 году Гран-При на Всемирной выставке в Париже. Помимо семьи Романовых клиентами фирмы становятся европейские монархи, крупные промышленники, финансисты и всевозможные знаменитости тех лет…
Трагический финал наступает в 1917 году после Октябрьской революции. Закрыв свои мастерские на Большой Морской в Санкт-Петербурге, Карл Фаберже с трудом эмигрирует в Европу. 24 сентября 1920 года, после продолжительной болезни, великий ювелир умер в Швейцарии.

Но самым главным элементом гениальности Фаберже было его умение внедрить все эти разработки на рынок в виде товара и добиться его популяризации. По большому счету именно то, что Карлу Густавовичу удалось заполучить такого влиятельного поклонника своих изделий, как Его Императорское Величество Николай Второй, и сыграло самую важную и определяющую роль в судьбе камнерезного искусства. Выраженные симпатии последнего российского самодержца и его семьи позволили Фаберже обрести признание не только на родине, но и в большинстве цивилизованных стран мира. Вместе с ним признание пришло и к камнерезному искусству. Возникло явление, которое стало олицетворением последних лет существования царской России,—«империя Фаберже». 

Нет смысла пересказывать всю историю этой «империи» вплоть до ее краха в 1917 году. Она подробно изложена в трудах множества исследователей, и любой заинтересованный читатель без особо-го труда может найти в них любую информацию, до мельчайших подробностей включительно. Отмечу лишь, что популярность уцелевших и атрибутированных изделий фирмы Фаберже в течение последних пятидесяти лет росла как на дрожжах и сегодня они пользуются статусом объектов исключительной материальной и художественной ценности.

Однако определенно есть смысл лишний раз напомнить, что роковым 1917 год оказался не только для «империи Фаберже»—вместе с ней исчезло на несколько десятков лет и русское камнерезное искусство как таковое. В рамках нового политического строя для него попросту не было места. Поэтому, в отличие от немецкой школы резьбы по камню, которая, успешно освоив достижения Фаберже, все эти годы спокойно существовала и существует до сих пор, в России традиции обработки твердого цветного камня стали возрождаться лишь в конце 80-х, после развала Советского Союза. И именно тут Фаберже сыграл роль поистине доброго ангела для нового поколения камнерезов. Или, вернее—роль доброго гения…

Непредсказуемое, экономически неуравновешенное пространство России 90-х годов представляло собой не самую благоприятную среду для развития мелкой камнерезной пластики. Поэтому ориентация на наследие Фаберже была единственным способом обрести хотя бы какое-то подобие спроса на свои работы. Изготовление реплик и композиций a la Фаберже позволяло мастеру зарабатывать на хлеб насущный, попутно восстанавливая утраченные секреты ремесла. Благо имя Карла Густавовича было известно практически всем без исключения и позволяло большинству потенциальных покупателей в большей или меньшей степени осознавать, почему эти неказистые каменные фигурки представляют собой какую-то ценность.

Однако уже к концу десятилетия уровень мастерства Фаберже был превзойден. По какой-то удивительной причине темпы развития камнерезного искусства в России оказались просто феноменально высоки. Более того, немалое число подвизавшихся на этом поприще умельцев явно оказалось достойно звания не только выдающихся мастеров, но и ярко выраженных художников. То есть талант, которым их одарила матушка природа, позволял им убедительно решать не только вопрос «как сделать?», но и, собственно, «что сделать?». С этого момента камнерезное искусство в России обрело устойчивую тенденцию, выражающуюся в постоянном стремлении отойти в сторону от тех канонов, которые сто лет назад своей деятельностью утвердил Карл Фаберже. Да, жанры этого искусства, по сути, оставались теми же, но их форма и содержание менялись все сильнее и сильнее…

И тут-то добрый гений неожиданно преобразился в гения злого. Оказалось, что покупатель по-прежнему способен воспринимать лишь те объекты, которые похожи на изделия Фаберже по всем параметрам. Эксперимент практически не встречает понимания и не вызывает интереса, а следовательно,—карается отсутствием спроса. Эталоном хорошего вкуса признается лишь классика, а классикой камнерезного искусства является, как несложно догадаться, Фаберже. Более того, складывается впечатление, что Фаберже сам стал камнерезным искусством, а камнерезное искусство стало Фаберже. По крайней мере, в глазах абсолютного большинства ценителей этого самого искусства. 

Основными критериями оценки произведений сегодня являются стоимость использованных материалов и количество трудозатрат в процессе изготовления. Художественные достоинства в расчет берутся крайне редко. Почему сложилась такая ситуация? Ответ лежит на поверхности—именно по этим критериям большинство работ Фаберже заслуживает самой высокой оценки. Отсюда вытекает, что эти произведения, несомненно, представляют собой существенную материальную ценность. Но представляют ли они также несомненно ценность художественную? Безусловно, в огромном списке изготовленных Фаберже работ (а их общее число исчисляется десятками тысяч) есть определенное количество выдающихся в художественном отношении вещей. Выскажу, однако, крамольную мысль: они появились по инициативе снизу, а не сверху. То есть, по большому счету, появились случайно, родившись из энтузиазма мастера, а не из общей концепции предприятия. Задумайтесь, взяв в руку изделие Фаберже, какую-нибудь условную шкатулку, что же вы собственно держите—вещь прежде всего красивую или все-таки вещь прежде всего дорогостоящую? И не забывайте, что это—далеко не всегда одно и то же…

Как мне кажется, основным лейтмотивом деятельности «империи Фаберже» было отнюдь не желание достичь каких-то художественных высот, а тривиальное стремление к максимальной финансовой успешности. Поэтому и эстетика работ, делавшихся фирмой Карла Густавовича, испытывала постоянное и понятное влияние конъюнктуры существовавшего тогда рынка. Более того, Фаберже как потомственный ювелир этой конъюнктуре вовсе не противился, а охотно ей следовал. Отсюда—громоздкий и пафосный «имперский» стиль, перегруженность композиций металлом, практически полное отрицание вошедшего в моду в Европе модерна, приторная умильность и юмористичность работ и т.д. Будет ли кто-нибудь всерьез утверждать, что любая венценосная особа с младых ногтей обладает исключительно изысканным вкусом? Поинтересуйтесь на досуге предпочтениями Николая Второго, скажем, в области живописи…

Сегодня у камнерезной пластики, по крайней мере в Петербурге, совершенно иные приоритеты. Конечно, нельзя сказать, что все современные мастера являются бессеребренниками и в своей карьере руководствуются исключительно зовом музы искусства. Тем не менее очевидно, что деньги во главу угла полностью и безоговорочно среди них ставят лишь единицы. И в этом—менталитет петербургской школы резьбы по камню. А к восприятию продукта этого менталитета способна лишь тонкая прослойка коллекционеров и состоятельных буржуа, которым некуда девать свои деньги. Впрочем, честь им и хвала за способность принимать решения без оглядки на «вечные ценности»…

Компромисс в этой ситуации вряд ли возможен. С одной стороны—огромная машина антикварного рынка, пожинающая плоды многолетней и дорогостоящей рекламной кампании. С другой—немногочисленная группа талантливых энтузиастов, для которых искусство резьбы по камню фактически стало смыслом жизни. Поэтому конфронтация исторически обусловлена, пред-решена и неизбежна. И поэтому каждый современный мастер, работающий с цветным камнем, вольно или невольно становится антагонистом Фаберже. Разрушение мифа о его «империи» необходимо камнерезному искусству прежде всего для того, чтобы у него было некое потенциальное будущее. А до тех пор, пока злой гений и через сотню лет после своей смерти определяет, что есть хорошо, а что есть плохо при работе с камнем, у камнерезного искусства этого будущего нет…

Как и все мастера, работающие с камнем сегодня, на определенном уровне, как говорится, в глубине души, я испытываю уважение к Карлу Фаберже. Как гений, он это уважение более чем заслужил. И, тем не менее, процитирую одного убедительного античного краснобая: «Ceterum, censeo Carthaginem esse delen-dam». Так же как и он, я все-таки полагаю, что Карфаген должен быть разрушен…

 

Август 2008г.

 

МНЕ НРАВИТСЯ!

Поиск по сайту

Галерея Сизифа

МЫ НА FACEBOOK!



Последние новости

Популярные

Новости OpenSpace

Блог Скурлова В.В.


Яндекс.Метрика
Besucherzahler Russian brides dating agency
счетчик посещений