Лучший из лучших

Голосование

Работа года
 

Полезные ссылки

Инструмент из Германии
Баннер
Баннер
made in Germany
Ошибка
  • Ошибка при загрузке канала данных.
1 Сизиф 2009

Владимир Путрин

РЫНКА НЕТ?

Перед камнерезным искусством в России стоит множество проблем различной степени сложности. Среди них—шаткое финансовое положение как отдельных художников, так и крупных производственных объединений, скромный общественный резонанс, отсутствие внутренней системы ценностей и т.д. В чем же причина столь прискорбной ситуации?

Все или почти все эти проблемы в первую очередь принято объяснять отсутствием рынка. Однако так ли это? Я попытаюсь проверить это расхожее утверждение, проведя для убедительности несколько любопытных исторических аналогий.
Перенесемся мысленно на сотню лет назад, в эпоху активной деятельности фирмы Карла Фаберже. Я думаю, что никто не станет ставить под сомнение тот факт, что рынок камнерезных работ во времена Фаберже существовал. И что этот рынок, собственно самим Фаберже и созданный, не просто существовал, а процветал. В числе тех, кто с энтузиазмом приобретал изделия знаменитой фирмы, были коронованные особы, могущественные финансисты, известные политические и общественные деятели, знаменитые артисты и т.д. Магазин в доме 24 на Большой Морской регулярно посещали как сливки петербургского общества, так и многочисленные гости столицы. И не только посещали, но и приобретали в нем что-либо. Тем более, что цены на изделия фирмы Фаберже варьировались в диапазоне от «царских» до «народных»…

И вот теперь самое время обратиться к историческим фактам. За неполных 26 лет (1891—1916) фирма Фаберже в общей сложности выпустила около 28 000 предметов с использованием цветного камня. Цифры весьма внушительные, если учесть, что Фаберже все-таки занимался производством не ширпотреба, а высококачественных штучных предметов, призванных отразить высокий общественный статус своих владельцев… 

Вернемся, однако, в наши дни и проведем беглый сравни-тельный анализ, сосредоточив свое внимание на тех же самых аспектах—временном отрезке и общем количестве созданных работ. Пожалуй, отсчитывать историю современного камнерезного искусства в Петербурге следует с 1989 года. Именно в этом году образовалась предприятие «Пластика в камне»—первый коллектив, который целенаправленно занялся работой в этой области. Спустя некоторое время появились и другие фирмы—«Школа Камнерезного Искусства», ООО «Эболи» и т.д. Эти мастерские взрастили целое поколение художников и мастеров, сформировавших само понятие петербургской школы резьбы по камню.

С тех пор миновало почти 20 лет (1989—2009)—срок весьма и весьма скромный. Попытаемся хотя бы приблизительно сосчитать объем изготовленных за это время предметов. Итак, что же мы имеем?

  • «Пластика в камне»—около 40 изделий с 1989 по 1992 год
  • Мастерская А. Левенталя—около 250 изделий с 1991 года
  • «Школа Камнерезного Искусства»—около 500 изделий с 1992 года
  • «Эболи»—не менее 2500 изделий с 1995 года
  • «Багульник»—около 2000 изделий с 1999 по 2006 год
  • «Фалькин»—около 150 изделий с 2006 года
  • «Каменный гость»—около 500 изделий с 2000 года
  • «ANNA NOVA»—около 200 изделий с 2004 года
  • «Качалов»—около 550 изделий с 2006 года

И это только наиболее крупные и известные объединения. А ведь были и есть еще и мелкие мастерские, группы, союзы и т.д. Кроме того, не стоит забывать и о многочисленных мастерах-одиночках, которые по самым скромным подсчетам создали за эти годы не менее 3000 работ. Думаю, не ошибусь, если определю общее количество сделанных в Петербурге предметов приблизительно в 10 000 единиц. И это количество, вполне сопоставимое с количеством изделий, производившихся фирмой Карла Фаберже за те же сроки…

Необходимо также сказать несколько слов об общем уровне современных работ. Безусловно, техника исполнения как прикладных изделий, так и собственно камнерезной пластики выросла на несколько порядков. Поэтому работы, сделанные в начале прошлого века, явно не выдерживают сравнения с современной резьбой по камню. Конечно, отчасти это можно объяснить наличием более совершенного оборудования и инструмента. Но не в этом главная причина того, что мы ушли так далеко вперед. Дело прежде всего в накопленном опыте, который постоянно переосмысливается и фиксируется в работах.

Пожалуй, лишь в области работы с металлом мастерство Фаберже остается по-прежнему неоспоримым. Однако и здесь есть достижения—в первую очередь, художественного характера…

Итак, складывается парадоксальная картина. Изготовлено сопоставимое с Фаберже количество предметов, по качеству превосходящих его работы. Практически все эти предметы проданы, а некоторые еще и многократно сменили своих владельцев и выросли при этом в цене, хотя стоимость этих работ не назовешь низкой—от 1000$ до 35 000$ в среднем. Но рынка, как утверждается, нет. Странная ситуация, согласитесь…

Есть спрос (как же иначе можно было бы реализовать такое количество изделий), есть предложение. В этом, собственно, и заключается формула рынка. Следовательно, рынок есть. Неоформленный, без четкой ценовой политики, с производителями и покупателями, но без продавцов, этот рынок все-таки существует…

А теперь задумайтесь на минутку. Все эти процессы происходят, а вернее, медленно протекают при почти полном отсутствии какой-либо системы. И тем не менее, при отсутствии всех тех универсальных схем и структур, которые так облегчают жизнь и производителям, и покупателям, и продавцам, было изготовлено и реализовано 10 000 предметов. А если бы все было организовано несколько иначе?

Итак, потенциально рынок существует. Следовательно, про-сто необходимо, чтоб появилась грамотная инфраструктура, основа рыночных взаимоотношений: производитель—посредник—покупатель. И тогда можно надеяться не только на увеличение объема продаж и финансового оборота, но и, что самое важное,—на повышения статуса всего явления в целом.

Пускай среди мастеров и мастерских появится реальная конкуренция, которая сейчас отсутствует полностью. То, что мы называем конкуренцией, на самом деле мелкие недоразумения, случайные встречи у одних и тех же заказчиков, ущемляющие чьи-то завышенные амбиции. Можно взглянуть, скажем, на конкуренцию в ювелирном производстве—и все вопросы отпадут сами собой. Пускай появится новое поколение мастеров-художников с высшим художественным образованием и прочими достоинствами. Пускай появятся также множество мастеров-ремесленников, обладающих высоким профессиональным уровнем. И тогда, по-видимому, станет все в порядке и с художественностью, и с качеством исполнения, и со всем тем, что там не в порядке сейчас…

В совокупности эти изменения наверняка дадут нам крепко встать на ноги. А выиграют от этого все—и покупатели, и производители. И поскольку художественная резьба по полудрагоценным камням—явление редкое по определению, появится возможность выйти на мировой рынок не просто с качественным продуктом, а с эксклюзивным явлением. С тем, чего больше нет нигде в мире—только у нас в России. Что, по большому счету, и сделал сто с лишним лет назад Карл Фаберже…

 

МНЕНИЕ РЕДАКЦИИ

Тема, которую затронул в своей статье Владимир Путрин, очень актуальна для камнерезного искусства в России на данном этапе. Отсутствие твердой материальной платформы задерживает дальнейшую эволюцию этого уникального явления, изолируя его от мирового художественного процесса, ограничивает планы художников и мастеров, лишая их уверенности в завтрашнем дне. Именно поэтому создание приемлемой рыночной ин-фраструктуры и является важнейшей из тех задач, которые стоят перед камнерезным искусством в нашей стране сегодня…
Автор статьи сделал попытку посмотреть на сложившуюся ситуацию с принципиально новой точки зрения и пришел к довольно неожиданным выводам. Однозначно сказать, насколько верны эти выводы, довольно затруднительно. Поэтому мы решили обратиться за комментариями к авторитетному специалисту в данном вопросе—Валентину Васильевичу Скурлову, историку ювелирного искусства. Валентин Васильевич любезно согласился нам помочь и изложил свое мнение по затронутой теме весьма емко и убедительно. Ознакомиться с его мнением мы и предлагаем заинтересованному читателю.

 

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Рынок камнерезного искусства в Петербурге сегодня существует—это несомненно. Есть спрос, есть предложение. Но есть большие отличия времени Фаберже (рубежа XIX—XX веков) от нашего времени (рубежа XX—XXI веков). Отличий несколько. Петербург остается «камнерезной» столицей, но не столицей государства. Самые богатые клиенты в Москве, там же и власть. Появился мощный конкурент в виде Екатеринбурга, где работает не менее десятка фирм и более 100 только высококвалифицированных камнерезов, и еще сотни две ремесленников. Закрылись существовавшие во времена Фаберже императорские Петергофская, Екатеринбургская и Колыванская фабрики. Вместе с ними пропал в настоящее время государственный заказ на «кабинетские вещи» и дипломатические подарки. 

Надо отметить нынешнюю ситуацию—клиенты не хотят рекламы, фактически они не-известны. Нет выставок частных коллекций. В то время как во времена Фаберже коллекции каменных вещей были предметом престижа и охотно демонстрировались в привилегированных кругах. 

Наиболее слабая структура сегодня—это посредничество и торговля. Ведущие камнерезные фирмы Петербурга, а их было всего четыре: Фаберже, Верфеля, Денисова-Уральского и Су-мина—имели собственные магазины в центре города. Фаберже, кроме того, имел магазин в Лондоне, через который было продано более 1200 камнерезных изделий. Фирма Фаберже имела в Петербурге в 1910 г. около 200 сотрудников, в том числе 20 камнерезов. У Денисова-Уральского, Верфеля, Сумина работало в сумме не более 40—50 камнерезов. Но, как отмечает Франц Бирбаум, собственное камнерезное производство фирма завела только в 1908 году, когда ее перестало удовлетворять качество изделий Верфеля, не-мецких и уральских кустарей. 

Фирма Фаберже в период с 1842 по 1890 год. исполнила 40000 предметов. В период с 1890 по 1917 г. исполнено 200000 вещей, в том числе 45000—Московской Серебряной фабрикой, 5000—в Одессе, 1000—в Киеве. Таким образов в Петербурге исполнено около 150000 вещей. С начала 1890-х годов в архивных документах появляются сведения об исполнении камнерезных вещей. По нашим расчётам, исполнено в Петербурге 28350 вещей, в том числе 10000—из нефрита, по 2200 вещей—из жадеита и горного хрусталя, 1500—из лунного камня, по 1200—из лазурита и оникса, по 800—из яшмы и пурпурина, 2500—из агата, 3600—из сердолика, 1100—из топаза, 700—из обсидиана, 450—из кварца.

На мой взгляд, мощный резерв развития рынка заложен в информационном обеспечении и сопровождении. Нет музеев, очень мало выставок, хотя надо отдать должное Выставочному объединению «Мир Камня». Недавно начал издаваться журнал «Сизиф», но этого мало. Один из законов рынка—экспансия. Нужно завоевывать новые регионы, страны, новых клиентов. У Фаберже менеджер по продажам знал почти все европейские языки, у нас камнерезы знают только русский.

Камнерезное искусство Петербурга—это наш национальный бренд, такой же как русский балет, визитная карточка Петербурга. В трудные времена кризиса нужна государственная поддержка в виде государственного заказа, нужна система подготовки кадров по образцу системы подготовки ювелиров в Италии. Элементом консолидации рынка со стороны производителей может служить организация профессионального общества петербургских художников-камнерезов, которое призвано будет защищать интересы производителей перед государственными структурами.

 

МНЕ НРАВИТСЯ!

Поиск по сайту

Галерея Сизифа

МЫ НА FACEBOOK!



Последние новости

Популярные

Новости OpenSpace

Блог Скурлова В.В.


Яндекс.Метрика
Besucherzahler Russian brides dating agency
счетчик посещений