Лучший из лучших

Голосование

Работа года
 

Полезные ссылки

Инструмент из Германии
Баннер
Баннер
made in Germany
Ошибка
  • Ошибка при загрузке канала данных.
1 Сизиф 2009

Ольга Попцова

МИССИОНЕР ОТ КАМНЕРЕЗНОГО ИСКУССТВА

Мир полон случайностей, которые в конечном итоге оказываются закономерностями. Резчик по камню, художник Александр Левенталь родился на той самой Казанской улице, где в начале 20-го века располагалась художественная мастерская Хенрика Вигстрема, одного из самых значимых мастеров фирмы Карла Фаберже…

И семья Саши Левенталя, коренного петербуржца в нескольких коленах, тоже располагала к художественным занятиям. Дедушка—ювелир-часовщик, работал в 30-е годы в бывшей мастерской Павла Буре. Отец—геолог, факт характерный для многих резчиков по камню. У Александра Веселовского, Сергея Станкевича, Александра Корнилова отцы тоже занимались геологией.

После школы Александр пошел учиться в реставрационное училище ?61, где в 1975 году начал резать мраморные плакетки на античные темы и первые камеи на морской гальке. А в 1976 году отец привел Александра в студию керамики при доме культуры «Кировец». Здесь будущий мастер нашел своего первого учителя Алевтину Воронову, которая дала ему уроки художественно-пластической грамоты. В студии у Вороновой он много занимался портретом, работал с натурой. Не случайно дипломной работой в училище стал портрет Александра Пушкина, к сожалению, так и не переведенный в мрамор.

А. Левенталь

Бонбоньерка "Голова лошади" 2008г.

Мастерству резьбы по мрамору обучался у скульптора Р.М.Цыганова. Прекрасный профессионал, знавший все тонкости обработки мрамора и гранита, и замечательный педагог, Цыганов научил Сашу академически «переводить» скульптурную модель любой сложности в камень. Окончив училище в 1977 году, Левенталь пошел работать на завод «Монумент-скульптура имени М. Г. Манизера». Возглавлял бригаду резчиков по граниту, работал над монументами героев Великой Отечественной войны. На заво-де он познакомился с Виктором Волковым, который показал ему первые уроки резьбы в полудрагоценном камне. И это, безуслов-но, стало для Саши важным событием.

Однако стабильная работа не могла удержать его на заводе. Хотелось свободы творчества, и Саша пустился в свободное плавание. Как типичный представитель молодого поколения 70-х, он работал дворником, сторожeм, полотeром, стекломоем, матросом, рабочим-озеленителем. Эти профессии давали возможность заниматься любимым делом—резьбой по камню. В 1978 году сделал первую камею из яшмы. В дальнейшем он совершенствовал мастерство, преодолевая трудности, связанные с поиском материала, изобретая инструмент для обработки камня. Параллельно работал в различных скульптурных мастерских, посещал студию при Доме культуры им. Кирова—известную в то время серьeзную скульптурную школу. Позже познакомился с Эдуардом Берсудским, создателем скульптурно—кинематического театра «Шарманка», который оказал большое влияние на художественное мировоззрение Александра.

А. Левенталь

"Боксер" 2006г.

Эксперимент с созданием круглой скульптуры из полудрагоценного камня молодой мастер провел с помощью живописца Александра Раппопорта в 1984 году. Увидев в мастерской художника несколько очень популярных в те годы терракотовых статуэток в стиле нэцке, Левенталь попросил подарить фигурку буддийского монаха и потом перевел ее в джамбульский халцедон. Из куска ювелирного серебристого обсидиана, который Раппопорт дал Александру для пробы, впоследствии были выполнены работы для первой камнерезной выставки в Юсуповском дворце в 1989 году.

В 1986 году Левенталь познакомился с Александром Лукьяновым, в это время работавшим дворником в Русском музее. Лукьянов становится его первым учеником и уже через три года, совместно с Сергеем Станкевичем, они создают первую в Советском Союзе камнерезную фирму под названием «Пластика в камне».

А. Левенталь, О. Попцова

"Бассет" 2006г.

Александр Левенталь занимается резьбой по камню 35 лет. Работая рядом с ним многие годы, я наблюдаю за творчеством этого мастера и художника. Познакомились мы в 1986 году, когда я училась в училище им. В.И.Мухиной. Художественная среда была богата на таланты, формировались новые направления в искусстве. Моя подруга представила мне Левенталя как ювелира. Он показал мне статуэтку кролика из дымчатого кварца. Впечатления вещица не произвела: тот факт, что фигура выглядела как живая, реалистично выполненные глазки и носик, и сейчас не являются для меня главными достоинствами этого произведения. На самом деле прельстило предложение зайти в мастерскую, самой попробовать вырезать что-нибудь, например камею, из полудрагоценного камня. Вот тут-то я и «попалась». То, над чем я пыхтела целый год, выгрызая из камня объемное изображение, Саша преобразовывал в рельеф любой сложности шутя, легко и артистично. Мне захотелось научиться делать так же.

В начале 90-х годов XX столетия камнерезное ремесло не складывалось даже в предтечу некоего вида искусства. Мы не видели перспективы развития. Было много замыслов, но не было художественных средств выражения. Не хватало технического опыта. Много спорили. На европейском рынке процветал брэнд Фаберже, аукционные цены на камнерезную пластику оглушали.

А. Левенталь, О. Попцова

"Мастиф" 2006г.

Сегодня очень важно, оценивая результаты тех усилий, помнить, что в 80-е годы, кроме вещей, сделанных в экспериментальной лаборатории фирмы «Самоцветы», работ Потехина и Клочкова, сотрудников лаборатории, а также коллекции Коноваленко, мы не можем отметить ярких художественных направлений и имен. Безусловно, начало 90-х—время второго рождения камнерезной пластики, переосмысление античной глиптики Греко-римской школы, достижений Ренессанса и классицизма. В то время начали работать Александр Корнилов, Сергей Шиманский, Геннадий Пылин, Евгений Морозов, Сергей Станкевич, Слава Тулупов и другие. На тот момент Александр Левенталь выполнил 10 статуэток, полтора десятка камей из полудрагоценного камня, а также более сотни камей из раковины. Он тогда активно копировал античные образцы и сейчас настаивает на преемственности традиции обучения резьбе по камню через копирование классических греческих образцов, постоянной лепки с натуры.

В 1991 году за полтора месяца Александр Левенталь создал статуэтку «Боксер». Скульптура была выставлена в Манеже в 1996 году на большой выставке, посвященной 150-летию К.Г.Фаберже, и получила вторую премию. «Боксер» положил начало созданию галереи образов скорее философского содержания, нежели просто изображения животных. После создания «Боксера» в этой же тематике следует отметить созданную мной статуэтку «Сука». Именно Левенталь натолкнул меня на создание этого образа, поддержал идею создания статуэтки, активно помогал в работе над ней.

А. Левенталь

"Свадебные кубки" 2007г.

Но, конечно, самой серьезной нашей работой стал «Мастиф», в 2005 году получивший «Гран-при» на выставке «Петербургский ювелир» в Манеже. Работа была вылеплена на основе моего эски-за тушью. Мастеру приглянулся рисунок, за два часа он набросал модель. Лишь через семь лет мы обратились к идее этой работы, за месяц вещь необычная и очень выразительная явилась на свет. Особенно удался портрет «Мастифа». Я не оговорилась—именно портрет: пугающе живое, необыкновенно пронзительное выражение не хочется называть мордой собаки. Юрий Николаевич Топтунов выполнил для работы ошейник в виде рыцарской цепи с гербом лорда Талбота, дополнивший образ «Мастифа» прекрасным декоративным элементом.

 

Александр, безусловно, мастер портрета. Где, в каких закоулках души складывается образ—тайна. Много шума, беготни, споров... рывок—и молниеносная обдирка, а далее кропотливая, точная резьба. Александр очень внимателен к анатомическому строению животных. Без изучения мышечной и костной структуры невозможны формирование правильной пластической конструкции, стилизация.

Параллельно мы из «пыльного комода» достали классику. По-явилось желание попробовать себя в работе над изображением человека. Подвернулся заказ на два женских бюста, мы решили, что это будут «Гречанка» и «Римлянка», как бы олицетворяющие два направления в античной пластике. Коммерческий заказ дал толчок к возникновению серии работ. Мы поняли, что можем работать с выразительными средствами, присущими не только мелкой пластике, но и станковой скульптуре. Как продолжение темы появились небольшие работы ювелирно-камнерезной тематики, в частности булавки с навершиями в виде изящных женских головок. Античная тема натолкнула нас также на переосмысление греческого декоративно-прикладного искусства. В течение двух лет мы создали несколько ритонов: «Бык», «Лошадь», «Коза», «Козерог». Следующим шагом в той же теме стали кубки. Богатый опыт Левенталя как глиптика приумножил успех этого проекта. Александр вырезал камеи «Петр I» и «Екатерина Великая», «Адам» и «Ева». Мастер экспериментирует с сочетанием прозрачных и непрозрачных камней, пытается понять тайну эф-фектов светопреломления, различных фактур и полированных поверхностей. Мы нашли свою цветовую гамму, свой «фирменный» стиль: горный хрусталь, золото, цитрин, черный матовый обсидиан.

А. Левенталь

"Кот" 2008г.

Левенталь всегда привлекал к работе опытных ювелиров, в частности очень талантливого мастера Юрия Николаевича Топтунова. С ним охотно сотрудничают такие серьезные мастера, как Сергей Фалькин, Александр Журавлев. Со временем накапливался опыт, сокращался промежуток между замыслом, графическим листом и изделием. Случайные удачи «псевдомастеровитости» заменялись логически оправданным образом, творческой целесообразностью. Профессионал-камнерез хорошо знает: время—враг, чем дольше от замысла до воплощения, тем сложнее сохранить состояние и настроение эскиза. Время может ослабить остроту образа, увести в надуманную деталировку.

Левенталь—внимательный и требовательный учитель. Миссионер от камнерезного искусства, неутомимый пропагандист, он пестует, воспитывает последователей. Как только ученик появляется в мастерской, Левенталь, обучая его ремеслу, призывает к созданию авторских, творческих работ.

Много лет Александр не мог реализовать творческие замыслы: возможно потому, что не было свободы, внутренней уверенности, цельности замысла. Неожиданно для себя он начал рисовать. Эскизы и кроки послужили основой для создания работ, не имеющих отношения к предыдущим успехам ремесленника. Знаковой работой стала «Ворона на ветру». Под натиском урагана невзгод, теряя перья, из черной ворона превращается в белую, обретает первоначальную сущность. Мне кажется, в этой первой экспериментальной работе Левенталю не в полной мере удалось раскрыть замысел, возможности этой новой пластической манеры. Скульптура выполнена «под мрамор»—это вызов гламурной, мертвой, потерявшей смысл и суть камнерезной декоративной пластике. Фигура вороны необыкновенно экспрессивна, динамична. Хронологически работа завершает цикл из сотни произведений и открывает для мастера новое направление с использованием светопластических эффектов.

Искусство должно выявлять потаенный замысел. Время ремесленников подходит к концу, открывая эпоху свободного творчества, заставляет отказываться от того, чему мы учились многие годы. Фигурки «под Фаберже» кажутся теперь нелепыми.

Александр Левенталь полон сил и энергии продолжать эксперимент, начатый созданием произведения «Ворона на ветру», эксперимент, который можно назвать оптическим экс-прессионизмом. Цель его—сделать свет необходимым инструментом в работе, определить с его помощью пластическую доминанту. Сделать световой блик равноправным средством са-мовыражения, таким же, как графическая линия или светотень. Левенталь пытается создать другую реальность, равноценную нашей, заставляет поверить в нее...

 

МНЕ НРАВИТСЯ!

Поиск по сайту

Галерея Сизифа

МЫ НА FACEBOOK!



Последние новости

Популярные

Новости OpenSpace

Блог Скурлова В.В.


Яндекс.Метрика
Besucherzahler Russian brides dating agency
счетчик посещений