Лучший из лучших

Голосование

Работа года
 

Полезные ссылки

Инструмент из Германии
Баннер
Баннер
made in Germany
Ошибка
  • Ошибка при загрузке канала данных.
2 Сизиф 2009

РЕЗЬБА ПО КАМНЮ ГЛАЗАМИ РЕБЕНКА

Waiiace Chan

Уоллес Чен является одним из самых известных сегодня в мире резчиков по камню. Его работы продаются на аукционах Christie’s и Sothbie’s с таким успехом, что даже старые клиенты этого мастера вынуждены договариваться с ним о новом заказе за несколько месяцев до начала работ. Тем не менее, несмотря на всю занятость Уоллеса Чена, мы все-таки сумели встретиться с ним, задать ему несколько вопросов, а также продемонстрировать ему работы русских мастеров…

Корр.: Расскажите о себе. Как и почему Вы увлеклись резьбой по камню?

Уоллес Чен: Я увлекся этим видом искусства еще в юности. Когда мне исполнилось шестнадцать лет, я начал посещать школу резьбы по кости. Моим учителем был очень хороший мастер и под его руководством я в совершенстве освоил традиционный, классический стиль работы с этим материалом. И лишь получив такой важный опыт, я постепенно стал заниматься резьбой по камню…

Сначала я работал с такими материалами, как малахит, лазурит или коралл, и занимался резьбой и гравировкой в классическом китайском стиле. Но спустя несколько лет я приобрел в книжном магазине великолепный альбом, посвященный западному стилю в резьбе по камню. Я изучил особенности европейского подхода к работе с этим материалом и уже вскоре сумел создать собственное произведение в таком же ключе.

В 1987 году я впервые выставил эту композицию на выставке в Гонконге. Она имела заметный успех и мне посоветовали продемонстрировать свои работы в Европе. Через некоторое время я получил приглашение провести персональную выставку от одного музея в Германии и, разумеется, принял его. В течение восьми месяцев я очень тщательно готовился к этой выставке и сделал много новых работ…

Корр.: А что представляли собой эти работы?

У.Ч.: В основном это были композиции, посвященные различным эмоциональным состояниям человека, его по-ведению в жизни. Эти работы были исполнены в технике гравировки по камню. Кроме того, они также великолепно взаимодействовали со светом. Например, меняя определенным образом освещение, вместо одного вырезанного в камне лица можно было увидеть пять различных лиц…

У. Чен

"Манна"

Корр.: Эта коллекция пользовалась успехом в Европе?

У.Ч.: Поначалу возникли определенные трудности. Многие резчики по камню из Германии не хотели, чтобы китайский мастер выставлял свои работы в немецком музее. Они считали, что поскольку есть много прекрасных немецких мастеров, то нет необходимости выставлять коллекцию какого-то иностранца. Однако директор музея, пожилой человек, которому было уже семьдесят два года, не разделял эту точку зрения и настоял на выставке моих работ. После этой выставки, которая прошла с большим успехом, я получичил действительно широкую известеность в Европе как резчик по камню. Впрочем, в те годы я также активно занимался ювелирным искусством и потому уже имел определенную известность как ювелир…

Корр.: Сталкивались ли Вы с сильной конкуренцией со стороны европейских мастеров в резьбе по камню?

У.Ч.: Да, нечто подобное со мною случалось, хотя едва ли это можно назвать конкуренцией. В начале 90-х годов один немецкий мастер подражал мне и активно делал работы из камня в моем стиле. Если бы он просто копировал мой авторский почерк, то я не стал бы возражать. Однако он юридически зарегистрировал этот стиль как свой собственный и устроил шумную рекламную компанию. Поэтому мне пришлось нанимать швейцарского адвоката и отстаивать свои интересы в суде. Я выиграл суд, и моя известность от этого только возросла…

Уоллес Чен:

«Творческие идеи посещают всех, но не все могут выразить их таким образом, чтобы доставить радость окружающим и что-то донести до них. В камнерезном и ювелирном искусстве сложности кроются в самих материалах. Да, бриллиант должен быть размещен определенным образом; если он крупного размера, то это уже само по себе вопиет о том, что он должен стать центром композиции. Однако настоящее ювелирное искусство может диктовать свои правила. Ценность уступает место красоте. И если предмет действительно красив, то ценность его увеличивается многократно...»

Корр.: В целом ряде Ваших работ присутствует образ ребенка. Это случайное совпадение или продуманная авторская концепция?

У.Ч.: В Китае особое отношение к детям. Когда чело-век стремится приблизиться к Будде и медитирует, он отстраняется от своего тела, чувств и разума. И когда все лишнее отброшено, человек становится чист, как ребенок. Он начинает смотреть на мир другими глазами и видит многие вещи иначе, нежели их воспринимают обыкновенные люди. Он как будто становится ребенком и учится жить заново. И так, шаг за шагом, человек приближается к Будде.
И в Библии Иисус Христос также говорит о том, что у того, кто хотел бы последовать за ним, разум должен стать таким же чистым, как и разум ребенка. Необходимо отстраниться от всего мирского—от денег, женщин, суеты. И только тогда, полностью переродившись, человек может приблизиться к Богу и последовать за ним…
У детей особое чувство восприятия всего сущего—чистое, незапятнанное. Этому и многому другому я и учусь у детей. Например, я стараюсь улыбаться, как ребенок. Наверное, именно поэтому детские образы часто появляются в моих работах…

Корр.: Что Вы думаете о камнерезном искусстве наших дней? Нужна ли резьба по камню человечеству сегодня?

У.Ч.: Я думаю, что интерес к камнерезному искусству никогда не исчезнет полностью. Просто есть определенный цикл, в соответствие с которым интерес людей к камню то появляется, то исчезает…

В 1973 году, когда я еще только начинал заниматься резьбой по камню, на работы настоящих мастеров был такой спрос, что покупатели приобретали изделия еще на стадии эскиза, не дожидаясь, пока резьба будет полностью завершена. Однако через несколько лет такой интерес пропал и рынок практически умер. Я, например, был вынужден переключиться на ювелирные вещи с использованием камня. Но спустя какое-то время камнерезные работы опять начали покупать, и я снова стал работать с камнем, хотя и в несколько другой форме. Спрос в те годы был очень велик, и покупатели приобретали даже разбитые, поврежденные работы…

Через пять лет рынок опять пропал, но, поскольку меня знали как мастера уже не только на Востоке, но и в Европе, я продолжал работать с камнем. У меня появилась своя собственная техника работы с этим материалом, свои оригинальные идеи. Потом вновь возник большой интерес к резьбе по камню, и приобрести мои работы желало такое количество клиентов, что я никак не мог удовлетворить их всех…

Я думаю, что сейчас, после очередного падения спроса на резьбу по камню, рынок опять возрождается. Спустя пару лет работы талантливых мастеров снова будут покупать еще до их завершения…

Корр.: Есть ли у Вас какая-то излюбленная порода камня? Тот материал, работать с которым Вам несколько приятнее, чем с другими?

У.Ч.: Нет, для меня представляет интерес любая порода камня. Во всех камнях есть своя красота и поэтому мне нравятся все виды камней без исключения—рубин, бриллиант, сапфир, горный хрусталь, обсидиан…
Кстати, мне было бы интересно поработать с такими камнями, которые встречаются только в России. Я уверен, что у вас в стране такие редкие камни есть…

Корр.: Да, такие камни, несомненно, у нас есть. Надо подумать… Чароит! Эта порода добывается только в России. Если Вы захотите, то мы обязательно вышлем Вам образец…

У.Ч.: Да, я очень хотел бы этого! Я изучу этот камень и сделаю из него какую-нибудь работу в моем стиле. Надеюсь, результат будет великолепен...

Корр.: А что Вы думаете о русском камнерезном искусстве? Мы хотели бы продемонстрировать коллекцию мелкой камнерезной пластики из Рос-сии на выставке здесь, в Гонконге. Вызовет ли это интерес у публики?

У.Ч.: Это сложный вопрос. В Гонконге на выставке используется довольно сложная система формирования экспозиции—по тематике, по разновидностям камня и т.д. Это создает для участников выставки некоторые трудности. Но, в любом случае, увидеть коллекцию работ из России для меня было бы интересно. В России совершенно иной подход к резьбе по камню…
Вот, например, рыба из агата, которую Вы мне показывали (имеется в виду работа Антона Ананьева из серии «Рыбы»—прим. ред.). Это очень хорошая работа, но мне кажется, что ее нужно было делать гораздо больше по размеру…

Корр.: Она имеет такие размеры для того, чтобы ее было удобно держать в руке. Дело в том, что тактильный контакт является такой же формой восприятия камнерезной пластики, как и контакт визуальный. Предметы должны легко укладываться на ладонь и сообщать человеку определенное эмоциональное состояние…

У.Ч.: Да, я понял! У человека действительно появляются особые ощущения, когда он прикасается к вырезанному из камня объекту. Между ними происходит обмен энергией. Это целая философия и в этом я с вами полностью согласен…

Здесь, в странах Азии—Китае, Гонконге, Сингапуре, Малайзии, есть довольно много коллекционеров, которые очень ценят резьбу по камню. Однако они ничего не знают о резчиках из России. Думаю, и русские коллекционеры тоже имеют весьма смутное представление об азиатских мастерах. Поэтому мне кажется, что вам нужно показать русскую резьбу по камню здесь, в Гонконге. Я думаю, что это будет очень интересно…


Январь 2009г.




 

МНЕ НРАВИТСЯ!

Поиск по сайту

Галерея Сизифа

МЫ НА FACEBOOK!



Последние новости

Популярные

Новости OpenSpace

Блог Скурлова В.В.


Яндекс.Метрика
Besucherzahler Russian brides dating agency
счетчик посещений