Лучший из лучших

Голосование

Работа года
 

Полезные ссылки

Инструмент из Германии
Баннер
Баннер
made in Germany
Ошибка
  • Ошибка при загрузке канала данных.
1 Сизиф 2010

О СВОБОДЕ ТВОРЧЕСТВА И НЕ ТОЛЬКО…

В повседневной жизни Александр Веселовский является весьма немногословным человеком. Он предпочитает слушать, а не говорить. Тем не менее, в процессссе неспспешной прогулки по заснеженному парку, наш корреспспондент все-таки сумел втянуть Александра в беседу и получил от него ответы на все заданные вопросы…

Alexander Veselovsky

Корр.: Вы родились и выросли в семье геолога. Насколько важную роль для Вас в дальнейшем сыграло это обстоятельство? Повлияло ли это на выбор профессиональной области деятельности?

Александр Веселовский: В современном обществе рождение ребенка в какой-либо профессиональной среде–не повод для уверенности в том, что он пойдет по стопам родителей. Это по большей части немецкая, европейская традиция. А для российских реалий гораздо важнее то, какое воспитание дали тебе родители, какое отношение к окружающему миру заложили в раннем возрасте. Темпы современной жизни таковы, что окружающая человека среда меняется быстро и до неузнаваемости. Собственная позиция в рамках общества и, соответственно, отношение к этому обществу и окружающей среде – вот что важно. Мои родители мне эти основы заложили, а дальше я развивался сам…

Разумеется, то, что мой отец был геологом-первооткрывателем, оказало на меня влияние. Я видел процесс открытия новых месторождений своими глазами. Видел, по сути, как из ничего рождалось новое, какие трудности при этом приходилось преодолевать, какие сложные задачи решать. И это, конечно, сыграло важную роль в моем личном развитии...

Повлияло ли это на выбор профессиональной области деятельности? Это сложный вопрос, ведь выучился я на радиоинженера со специализацией «Системы наведения и прицельные приспособления для ракет дальнего и ближнего радиуса действия». А дальше–невообразимое стечение обстоятельств, можно даже сказать, обстоятельств мистических (смеется). Впрочем, я всю жизнь любовался красивым камнем, держал его в руках (у нас в семье хорошая коллекция минералов), а также некоторое время профессионально занимался поиском и добычей коллекционного сырья…

А. Веселовский

"Медуза" 2009г.

Корр.: Несколько лет назад Вы тратили большую часть своего времени на изготовление предметов с выраженным утилитарным предназначением. Однако теперь у Вас явно другие приоритеты. Чем вызвана такая перемена?

А.В.: Я по-прежнему достаточно много времени трачу на разработки в различных областях камнерезного искусства. По сути, для меня это является образовательным процессом. Надеюсь, что мои исследования также приносят пользу и другим мастерам. Свои соображения по этому поводу я неоднократно излагал на страницах этого альманаха, где с этой целью даже создал отдельную рубрику. Впрочем, все, что я на данный момент мог дать своим коллегам и читателям альманаха, я, пожалуй, уже передал. Хотя я не собираюсь прерывать связь с этим направлением, и если в будущем у меня возникнут какие-то интересные идеи с, так сказать, «выраженным утилитарным предназначением», то я не премину их использовать в работе…

Любому мастеру необходимо постоянно развиваться, двигаться дальше, исследовать другие направления. На данный момент то, что я делал в последние годы, является приоритетным для меня, для моего внутреннего состояния.

А в каком направлении я буду работать дальше–покажет время. Для меня нет принципиальных рамок в творчестве и я не разделяю для себя творческий процесс на жанры, субжанры или стилистики. Я достаточно свободно чувствую себя в различных областях камнерезного искусства. Так что, вроде бы и нет никаких перемен или метаний…

Корр.: Некоторые Ваши произведения помимо зрительного образа также несут в себе многочисленные исторические и культурные ассоциативные цепочки. Вы уделяете внимание этому аспекту своего творчества для того, чтобы установить диалог со зрителем или по какой-то иной причине?

А.В.: Зрителю по большей части все равно, какие я там делаю отсылки или какие использую ассоциации. Для зрителя важен предмет в целом, так сказать, завершенный образ. А все остальное – просто один из необходимых для меня аспектов творческого процесса…

Пусть зрителя воспитывает сама работа, само произведение искусства. Я же в данном случае выступаю в роли проводника своих собственных мыслей, идей, умозаключений. И ассоциативные отсылки просто помогают мне более ясно передать образ, а уже через него–идею. Я не акцентирую внимание зрителя на этих деталях, зачастую ему не известных или малопонятных, но в целом формирующих именно ту картину, которую я и хотел бы до него донести …

Корр.: Некоторое время назад Вы вместе с Антоном Ананьевым принимали участие в одной из крупнейших международных выставок, а чуть позже нанесли визит в Идар-Оберштайн. Изменились ли Ваши представления о камнерезном искусстве в свете полученных впечатлений?

А.В.: Мои представления о камнерезном искусстве выражаются, прежде всего, в моих работах и в моем творчестве. Я имею в виду свои серьезные работы, работы с неким личным подтекстом. По ним можно составить представление о том, что я думаю о камнерезном искусстве…

Впечатления же от выставок, которые я посетил в этом году, конечно, очень сильны. Но впечатления эти касаются, прежде всего, такого аспекта, как изобилие камнесамоцветного сырья. Мои знания о камнях, о том, какие возможности мне дает работа с ними, обогатились невообразимо. И тот факт, что на западе резчик по камню свободно оперирует десятками красивых и благородных видов сырья, до определенной степени ввергло меня в микрошок. Но, с другой стороны, пришло и понимание, что мы также можем воспользоваться всем этим изобилием для своих нужд, что нам тоже может быть доступно любое минеральное сырье, независимо от его вида, качества или количества. Второе открытие, которое я совершил для себя в процессе этих путешествий, заключается в том, что в мире есть не только педантичные и трудолюбивые ремесленники, но и очень интересные художники, работающие с цветным камнем. И это уже само по себе является поводом для общения, для посещения тех или иных выставок. Может быть, даже поводом для конкуренции, соперничества, борьбы...

Много впечатлений доставила также презентация альманаха «Сизиф» на международном уровне. Я как-то впервые по настоящему осознал, что это действительно единственное в мире издание, целиком посвященное камнерезному искусству. И мне, как одному из инициаторов его создания, этот факт доставляет массу удовольствия…

Корр.: Как Вы теперь оцениваете отечественную школу резьбы по камню в общемировом контексте?

А.В.: По сути, она балансирует на грани, так сказать, на острие бритвы… С одной стороны можно наблюдать постоянное снижение уровня художественного и ремесленного мастерства. С другой стороны–еще есть мощный нереализованный потенциал. Есть художники и мастера, которые готовы двигаться дальше. Главное, чтобы они не закрылись сами в себе, не впали в иллюзию самодостаточности. Если это произойдет, то дальнейшего развития уже не будет. Начнутся самоповторы, переливание из пустого в порожнее. Кроме того, необходимо создание какой-то обучающий структуры для того, чтобы мы все не обнаружили через несколько лет, что являемся «последними из могикан»…

Пора бы уже петербургским мастерам и художникам осознать тот факт, что они не являются уникальным явлением в общемировом контексте. Осознать, что окружающий мир постоянно развивается и для того, чтобы играть в этом мире какую-то роль, нужно гармонично развиваться вместе с ним. Вот тогда, может быть, и произойдет серьезный прорыв русского камнерезного искусства…

Корр.: Совсем недавно завершилась очередная выставка в Манеже, которая повсеместно оценивается как одна из самых слабых за всю историю «Петербургского Ювелира». Согласны ли Вы с этой точкой зрения?

А.В.: Да, в принципе, я с этой точкой зрения согласен. Сейчас Петербург переживает период всеобщего упадка в области культуры резьбы по твердому камню. Разумеется, эту ситуацию еще можно (и нужно) переломить, но для этого необходимы совместные усилия как самих художников по камню, так и выставочных площадок и объединений, а также всех прочих заинтересованных в этом вопросе лиц...

К сожалению, не все готовы к серьезным и быстрым переменам. А это вопрос безотлагательный, так как уже через год–два может наступить тот критический момент, когда сам факт существования петербургской школы резьбы по твердому камню будет поставлен под сомнение…

Корр.: Какая порода камня представляет для Вас наибольший интерес? Чем вообще привлекает Вас камень как материал для творческой самореализации?

А.В.: Я работаю практически с любой породой камня, которая используется в камнерезном искусстве. А нравятся мне больше всего, конечно же, минералы, отличающиеся красивым, насыщенным цветом, а также минералы с хорошими оптическими показателями…

Цветной камень–самодостаточный материал. С одной стороны он дает мастеру большие возможности для творческой самореализации, а с другой–ставит рамки, эту самореализацию ограничивающие. И дилемму эту приходится решать постоянно. Вот это постоянство, наверное, и привлекает (смеется)…

Корр.: Каковы Ваши ближайшие творческие планы? В каком направлении собираетесь двигаться дальше?

А.В.: Какие у меня планы? Как можно больше времени уделять делу. Любому художнику, занимающемуся резьбой по камню, несложно подсчитать то количество работ, которые он сможет сделать за ближайший год. Я свой личный «план» уже разработал и приложу все усилия, чтобы добиться его реализации. Буду, скажем так, вместе со своим коллегой Антоном Ананьевым выходить на международный уровень. А двигаться буду стараться только в том направлении, которое мне подсказывает моя душа, мое внутреннее состояние и чутье художника…

 

Январь 2010г.





 

МНЕ НРАВИТСЯ!

Поиск по сайту

Галерея Сизифа

МЫ НА FACEBOOK!



Последние новости

Популярные

Новости OpenSpace

Блог Скурлова В.В.


Яндекс.Метрика
Besucherzahler Russian brides dating agency
счетчик посещений