Лучший из лучших

Голосование

Работа года
 

Полезные ссылки

Инструмент из Германии
Баннер
Баннер
made in Germany
Ошибка
  • Ошибка при загрузке канала данных.
1 Сизиф 2008

Антон Ананьев

СТО ЛЕТ ПО ПРОТОРЕННОЙ ДОРОГЕ

В текущем году «блокированная миниатюра» отмечает нешуточный, столетний юбилей своего существования как жанра. Сто лет назад, в 1908 году, в мастерских Карла Фаберже были созданы первые разноцветные каменные фигурки из серии, вошедшей в историю под условным названием «Петербуржские типажи». Как и все наследие Фаберже в целом, серия основательно изучена, о ней много писали отечественные и зарубежные исследователи. Поэтому имеет смысл сфокусировать внимание на «блокированной миниатюре» сегодняшнего дня, во всем ее количественном и качественном разнообразии. Или однообразии, что будет гораздо ближе к истине…

Жанр стремительно набирает популярность. Вряд ли я погрешу против истины, если скажу, что ежемесячно в Петербурге собирается не менее десятка «разноцветных человечков» и практически все они находят своего покупателя. Учитывая высокую трудоемкость самого процесса изготовления «блокированной миниатюры», число это следует признать весьма впечатляющим. Десять лет назад аналогичное количество фигурок делалось в лучшем случае в течение года. Рост интереса к явлению, таким образом, вполне очевиден. Как, впрочем, и легко объясним. Яркая, многоцветная работа по определению более привлекательна для покупателя, чем любой монохромный объект.

 

Кроме того, главным героем «блокировки» является человеческая фигура, что позволяет генерировать бесчисленное множество сюжетных вариаций на любой вкус. Эти причины, в совокупности с рядом других, за последние несколько лет привели к тому, что сегодня «блокированная миниатюра» неуклонно становится, если уже не стала, доминирующим направлением в камнерезном искусстве. Это – свершившийся факт и утверждать обратное без злого умысла невозможно.

В то же время нельзя не заметить, что ни одно другое направление в резьбе по камню не подвергается такой критике, как «блокированная миниатюра». Среди инкриминируемых ей недостатков числятся безыскусность, конъюнктурность, дурной вкус и множество других, не менее тяжких грехов. Сразу скажу, что эта критика небезосновательна и часто имеет под собой вполне реальную основу. Однако уже само осознание таких проблем свидетельствует о достижении жанром определенного уровня развития, при котором существующие декоративно-прикладные рамки становятся для него узки. Нигде в мире такая постановка вопроса невозможна в принципе. Например, ведущие мастера Идар-Оберштайна, создав посредственную копию фигурки Фаберже, испытывают искреннюю гордость, считая это выдающимся художественным достижением. Для России это уже давно пройденный этап.

К. Виноградов

"Купидон" 2007г.

Тем не менее проблемы существуют. Более того, в определенном смысле ситуацию, в которой находится «блокированная миниатюра» сейчас, можно назвать тупиковой. Рассмотреть эту ситуацию в раз-личных аспектах, подвергнуть ее хотя бы поверхностному анализу я и постараюсь на этих страницах.

Прежде всего сделаем небольшое отступление. Для того чтоб понять суть проблем, стоящих перед «блокированной миниатюрой», необходимо обратить внимание на один специфический момент. Само слово «искусство» имеет два семантических значения. С одной стороны, «искусством» можно назвать любое дело рук человеческих, выполненное мастерски, с виртуозностью, подразумевающей незаурядный уровень владения ремеслом. Именно любое–и выпиливание лобзиком в том числе. Но «искусством» в высоком смысле этого слова называют произведения, оказывающие на зрителя (слушателя, читателя и т.д.) некое духовное воздействие. Произведения, которые обладают прежде всего художественными и эстетическими достоинствами. И всякий раз, когда речь заходит о резьбе по камню, наблюдается явная тенденция подменять одно понятие другим. Во избежание путаницы, в контексте этой статьи слово «искусство» будет употребляться лишь применительно к художественному гению, а не к изощренному мастерству.

А. Канис

"Охотник" 2007г.

Начнем по порядку. Самое главное отличие «блокированной миниатюры» от прочих жанров камнерезного искусства заключается прежде всего в возможности использовать для достижения художественного результата эффект многокомпонентного цветового ансамбля. Этот главный козырь «блокировки» и делает ее в глазах зрителя, как уже отмечалось выше, более привлекательной, нежели любые виды работ с монохромным материалом. Большинством мастеров, однако, этот эффект используется довольно бездумно, в самом примитивном, поверхностном его виде. Как правило, подбор палитры производится исходя из критериев соответствия цвета минерала тому или иному элементу антуража задуманной фигурки. То есть сюжет диктует цветовое решение. Отсюда–общая цветовая несбалансированность, которую один из главных критиков «блокированной миниатюры» Александр Левенталь называет «развалом в цвете». В ряде случаев ситуация усугубляется еще и тем, что некоторые авторы используют в одной композиции практически несовместимые между собой элементы, например, глухие и полупрозрачные породы камня. О теории цвета большинство мастеров, специализирующихся на изготовлении «блокированной миниатюры», либо имеют очень смутное представление, либо не имеют его вообще. Это, впрочем, тема для отдельного и очень обстоятельного разговора. Поэтому я ограничусь простой констатацией факта–цветовая палитра в «блокированной миниатюре» играет второстепенную, подчиненную по отношению к сюжету роль.

А. Ананьев

"Вещий Олег" 2007г.

Сюжет, таким образом, является главным полем творческих изысканий, своего рода пуантой всего жанра. Это–первооснова подавляющего большинства известных мне композиций. Соответственно, разработка сюжета служит отправной точкой в процессе создания работы.
Здесь необходимо отметить, что само понятие сюжета в «блокированной миниатюре» тесно взаимосвязано с понятием образа. Подразумевается, что основной задачей для автора является придание фигурке определенного характера, настроения, что должно, по идее, привести к возникновению полноценного художественного образа. Сюжет, однако, навязчиво загоняет образ в свои по определению тесные рамки, трансформируя этот образ в персонаж, а художественность–в декоративность. Эта метаморфоза, не особенно заметная постороннему глазу, и является источником большей части бед, обесценивая все последующие усилия авторов. Показательно, что композиций, не обремененных конкретным сюжетом, в «блокировке», мягко говоря, мизерное количество.

Довольно быстро были выявлены сюжеты и персонажи, пользующиеся повышенным покупательским спросом–охотник, рыболов, музыкант, фотограф и некоторые другие. Этим типажам посвящена львиная доля всех композиций, созданных за последние пятнадцать лет. Впрочем, в объеме реализованы вообще все мыслимые и немыслимые ипостаси homo sapiens–шиномонтажник, борец-сумоист, раввин, инспектор ГИБДД и т.д. Насколько все эти произведения являются образами–вопрос более чем спорный. До уровня действительно художественных образов дотягивают единицы. Из таких локальных шедевров на ум приходят только «Птицелов» Сергея Фалькина, с определенными оговорками–некоторые работы Сергея Шиманского, а также отдельные произведения ряда других мастеров.

NOTA BENE
Немалую долю в общем объеме работ, сде-
ланных в технике «блокированной миниатю-
ры», составляют реплики оригинальных
фигурок Фаберже. Помимо подделок, на
рассмотрении которых я в контексте данной
статьи останавливаться не буду, есть
также композиции, сделанные по мотивам
«Петербуржских типажей», и композиции,
вдохновленные работами лучших мастеров
Карла Густавовича. Среди последних, надо
признать, встречаются произведения, ко-
торые, будучи вполне самодостаточными,
имеют безусловное право на существование.
К числу таких работ, например, относятся
«Танцующий мужик» Сергея Шиманского –
любопытная аллюзия на одноименную широко
известную фигурку Фаберже.


С. Шиманский

"Танцующий мужик" 1995г.

Изначальная сложность грамотной цветовой компоновки, не-возможность добиться безупречной тональной совместимости различных пород камня должна была, по идее, привести к выработке особого пластического языка. Это позволило бы внести в пластику определенную лаконичность, которая позволила бы сгладить существующие противоречия. Но, поскольку проблема цвета толком не осознается, то и попытки найти универсальный пластический прием носили единичный характер. Конечно, большая часть известных мне «блокировок» далека от буквального воспроизведения человеческой фигуры и изобилует некими условными пластическими решениями. Но всерьез называть эти решения стилистическими приемами трудно. В большинстве случаев такого рода стилизация проистекает от невысокого профессионального и художественного уровня и может быть охарактеризована как принцип «делаю как могу». Мастера же, виртуозно владеющие ремеслом, склоняются к заимствованию приемов из арсенала реалистической скульптуры, которые малоадекватны в применении к твердому камню-самоцвету. Существует также некоторое количество фигур, декоративное решение которых несет отпечаток таких стилистик, как модерн или арт-деко. Но существенного развития это направление не получило и представлено буквально двумя-тремя экземплярами.

При желании можно выделить в «блокированной миниатюре» некие направления, которые с натяжкой можно назвать стилистиками. Направления эти довольно условны, поскольку формировались стихийно и под несомненным влиянием покупательского спроса, а эстетика, как правило, играла второстепенную роль. Тем не менее в общей массе можно выделить несколько групп, состоящих из композиций, имеющих определенную стилистическую общность.

А. Сычев
"Петр Великий" 2006г.

Самая многочисленная из этих групп представляет собой гротескный лубок, который условно можно назвать «a la russe». Начало ему вольно или невольно положила серия «Петербуржских типажей» Карла Фаберже, а окончательные каноны были сформированы в творчестве Коноваленко. Объединяющим фактором здесь является не манера исполнения (которая как раз может быть довольно разнообразной), а сюжетнотематическая составляющая. Объектами творческого осмысления служат архаичные национальные типажи–коробейники, балалаечники, все-возможные пьяные и танцующие мужики, бабы с коромыслами, персонажи русского фольклора–от Ильи Муромца до кикиморы включительно. Подавляющему большинству образцов этой стилистики свойственен некий вульгарный юмор (вернее–юморок), адекватно воспринять который может разве что недалекий иностранный турист, у которого Россия ассоциируется прежде всего с водкой, баней и медведями. Работы, придерживающиеся каких-либо эстетических рамок, встречаются гораздо реже. На сегодняшний день это направление, на мой взгляд, совершенно себя исчерпало. Безусловных шедевров оно не породило, и, несмотря на то, что новые работы регулярно появляются, вряд ли осчастливит нас ими в будущем.

Каждый из исторически сложившихся центров обработки твердого цветного камня в «блокировке» имеет свои, обусловленные региональным менталитетом, предпочтения. Они легко распознаются, можно даже сказать–бросаются в глаза.

NOTA BENE
К числу немногочисленных признанных шедевров в «блокированной миниатюре» часто относят такие композиции, как «Скрипач» Сергея Шиманского или «Харон» Александра Веселовского. Справедливо отмечается, что в этих работах нет характерного для жанра «развала в цвете». Однако обе эти композиции фактически решены в бинарной цветовой палитре с доминирующим черным цветом. Добиться «развала в цвете», используя такую палитру,– поистине творческая задача. По большому счету, от «блокированной миниатюры» в этих произведениях– только непосредственная техника изготовления. Основная и самая сложная задача– гармоничная компоновка многокомпонентного цветового ансамбля–здесь не решена. Что, впрочем, ничуть не умаляет достоинств этих выдающихся работ в других аспектах.

А. Веселовский

"Харон"

2005г.

 


С. Шиманский

"Скрипач"

2006г.

 

В Петербурге это «делицизм», который также базируется на фольклорных мотивах, но не русско-народных, а западно-европейских. Эта стилистика возникла сравнительно недавно, не имеет практически никакого отношения к работам Фаберже и распространена исключительно в Северной столице. Любопытно, что «делицизм» не вырабатывался в процессе длительной эволюции, а появился, так сказать, в готовом виде–в творчестве одного гениального в своем роде петербуржского художника. Рядом работ, сделанных на протяжении 2000–2003гг, он полностью сформировал все каноны популярной ныне стилистики–от специфического пластического языка до тематической направленности. Для этого течения характерны подчеркнутый гротеск и утрированность пропорций, многокомпонентная цветовая палитра и образы, отсылающие к сказкам не то Гофмана, не то Льюиса Кэрролла. Типичный персонаж представляет собой виртуозный сплав гнома и средневекового горожанина, нередко приправленный щепоткой откровенного безумия, и требует от зрителя детской непосредственности восприятия. «Делицизм» быстро обрел признание и сегодня девять из десяти делаемых в Петербурге «блокировок» имеют к нему непосредственное отношение. Однако, несмотря на то, что понятие образа в «делицизме» играет гипертрофированно важную роль, большая часть работ все же вызывает ассоциации с не слишком выразительной карикатурой.

В. Иванов

мастерская "Anna Nova"

"Оброк" 2005г.

В Екатеринбурге приоритет явно отдается реалистичной трактовке человеческой фигуры. Это предпочтение, повидимому, во многом объясняется устойчивым спросом на фигуры выдающихся деятелей прошлого и настоящего, при создании которых требуется безусловное портретное сходство. В качестве авторов работ здесь нередко фигурируют мастера, имеющие полноценное художественное образование. Наработанный опыт привел к появлению в течение последних нескольких лет целой галереи исторических персонажей–от Ивана Грозного до Георгия Жукова включительно. Последнее достижение–шахматы «Полтавская баталия», изготовленные Уральской камнерезной мастерской им. Ильи Боровикова. Тридцать две фигуры (Петр 1, Карл 12, Меньшиков, Шлиппенбах и т.д.) поражают массой работы, проделанной на высоком профессиональном уровне. Это–триумф ремесла, полностью победившего искусство. По большому счету, такой же вердикт можно вынести всему этому направлению, неотличимому от оловянной миниатюры ничем, кроме используемого материала. Несомненно, однако, что у «реализма» большое и финансово обеспеченное будущее с множеством еще не покоренных вершин.

В отдельную группу можно выделить также ряд работ, являющихся анималистикой, выполненной в технике «блокированной миниатюры». Практически все эти композиции носят антропоморфный характер, представляя собой разной степени удачности карикатуру на человека. Можно охарактеризовать это направление как «эзопову блокировку» и при желании разглядеть в нем социальную сатиру или философскую аллегорию. Проще и разумней, впрочем, провести здесь параллель с детской мультипликацией или с иллюстрациями к сказкам Корнея Ивановича Чуковского. Подвергать более серьезному анализу это направление в «блокированной миниатюре» в контексте данной статьи будет, наверное, излишним.

К. Вялков

"Мышь" 2007г.

Если эти три-четыре довольно многочисленные группы фигурок поддаются до определенной степени идентификации на общем фоне, то вся остальная масса «блокировок» имеет всего одну общую составляющую–технику исполнения. И здесь следует обратить внимание на один немаловажный момент. Для того чтобы овладеть этой техникой, требуется приложить немало усилий, которые, однако, с лихвой себя окупают. Сам процесс работы с «блокированной миниатюрой» развивает у мастера умение чувствовать форму в куске камня гораздо эффективней, нежели другие виды резьбы по камню. Несомненно, что «блокировка»–превосходная школа мастерства. В этом, однако, и кроется опасность.

Совершенство, как известно, не имеет пределов. Существует немало мастеров, виртуозно овладевших техникой изготовления «блокированной миниатюры». У многих из них вопрос «как делать» почти полностью заслонил собою вопрос «что делать». Идет непрерывное совершенствование в области технического мастерства. При этом можно отчетливо наблюдать, что работы, выполненные на высоком техническом уровне, нередко имеют наименьшую художественную ценность. Безупречно исполненный портрет Николая Романова, на мой взгляд, к искусству имеет очень отдаленное отношение. К сожалению, можно с уверенностью сказать, что при работе с «блокировкой» художник более, чем в любом другом направлении резьбы по камню, испытывает соблазн впасть в «грех мастерства».

По большому счету, ремесленная стадия развития в «блокированной миниатюре» практически достигла своей наивысшей точки. Близкий к предельному уровень качества уже достигнут и происходит сугубо количественное увеличение общего объема работ. При этом произведения искусства в этом объеме единичны и само их появление носит, по сути, случайный характер. Отчасти эту ситуацию можно объяснить тем, что большинство выдающихся художников и мастеров, по крайней мере, в Петербурге, либо изначально обходили «блокировку» стороной в своем творчестве, либо уделяли ей минимальное внимание. Соответственно,основная масса авторов, работающих в этом направлении,–мастера второго эшелона. Кроме того, необходимо учитывать и материальный аспект. Какие-либо отступления с проторенного пути в «блокировке» с ее повышенными трудозатратами обходятся особенно дорого. Конечно, есть и некоторые другие причины.

Сама идея классической «блокированной миниатюры», извлеченная в эмбриональном виде из гарднеровского фарфора и заботливо выпестованная Карлом Фаберже, сегодня изъедена, как мышами сыр. Если десять лет назад казалось, что этот момент наступит не скоро, то теперь очевидно, что он уже наступил год или два назад. Невольно приходится делать малоутешительный вывод, что в своей массе «блокированная миниатюра» тяготеет к тому, чтобы окончательно стать филигранным сувениром, лишенным реальной художественной ценности. Это положение дел, пови-димому, полностью устраивает потенциального покупателя, который видит в ней забавную безделушку, а не произведение искусства. И растущий спрос на эти «безделушки» лишь усугубляет сложившуюся ситуацию.

Уральская камнерезная
мастерская им. Боровикова 
"Скрипач" 2007г.

Однако есть и оборотная сторона медали. Стремительно костенеющая, сковывающая мысль традиция должна провоцировать талантливых на эксперимент. В статичности канона берет начало динамика инновации. Поэтому можно надеяться, что какие-то художественные явления в этом жанре камнерезного искусства могут, а вернее, должны появиться в ближайшее время. Иначе они рискуют не появиться уже никогда.

Я люблю и выделяю для себя «блокированную миниатюру» как жанр среди прочих направлений в камнерезном искусстве. В течение трех или четырех лет я сам трудился на этом поприще и изготовил за это время два десятка фигур. Финансовый успех в этой области сопутствовал мне более, чем кому бы то ни было в Петербурге. Но сегодня для меня очевидно, что это был бесконечный бег по кругу. В совершенстве освоенная мною техника сборки «блокировки», в сущности, бесполезна. Также не в образе и, тем более, не в персонаже здесь дело. Необходим принципиально новый, качественный рывок.

И, как мне кажется, этот рывок может произойти только в том случае, если акцент внимания у мастеров, избравших для самореализации этот непростой жанр камнерезного искусства, будет перенесен с сюжетно-смысловой составляющей на работу с цветовой компоновкой композиций. «Блокированная миниатюра»–прежде всего технический прием, некий принцип осуществления определенных замыслов при работе с твердым цветным камнем, а не только монотонное клонирование «разноцветных человечков». Предметом художественного осмысления может служить не только антропоморфная фигурка, но и практически любой иной объект, попадающий в поле зрения оригинально мыслящего автора. Вплоть до вещей, носящих, скажем так, метафизический характер. Добиться же какого-либо интересного с художественной точки зрения результата можно только поставив во главу угла цветовое взаимодействие гармонично подобранных материалов. Это–главный параметр, благодаря которому «блокированная миниатюра» стоит особняком среди прочих видов камнерезного искусства. И логично было бы именно на нем сконцентрировать свое внимание. Как придать композиции определенное настроение, так и создать пресловутый образ вполне можно и с помощью комбинации условных объемов, решенных в определенной цветовой палитре. Для того, чтобы это осознать, достаточно вспомнить об абстрактной живописи, наглядно демонстрирующей, что цвет сам по себе может решать практически любые художественные задачи.

Могут быть и какие-то иные выходы из тупика, в котором сейчас находится «блокированная миниатюра». Но очевидно одно–«разно-цветные человечки», рожденные сто лет назад гением Карла Фаберже, должны в самое ближайшее время «эволюционировать», обрести более совершенную художественную форму. Ну а эту форму, надо надеяться, наполнит и некое новое содержание…


Февраль 2008г.

 

МНЕ НРАВИТСЯ!

Поиск по сайту

Галерея Сизифа

МЫ НА FACEBOOK!



Последние новости

Популярные

Новости OpenSpace

Блог Скурлова В.В.

  • Подарки и награды за строительство Ливадийского дворца. 1911 год
Яндекс.Метрика
Besucherzahler Russian brides dating agency
счетчик посещений